почта Моя жизнь помощь регистрация вход
Краснодар:
погода
июля
22
понедельник,
Вход в систему
Логин:
Пароль: забыли?

Использовать мою учётную запись:
Автодар - аренда автомобилей в Сочи от 750р/сутки. Доп. скидка на сайте sochi.avtodar.ru
RuFox.ru - голосования онлайн
добавить голосование

Начни общение сейчас, веди свой блог, выкладывай фотографии, публикуй свое мнение и читай мнения людей
Все записи с тегом "любовь" на блогах
создана:
23.03.2009 10.05.14
kotikпишет:
Наверно...
Наверно, мы были Богами,

Бессмертием располагали

И сладкое пили вино мы,

Что делали Белые гномы.

Мы были затем соловьями,

Нас пленники слушали в яме.

Теперь - два стеклянных осколка,

А в мире таких ещё сколько?

Мы белыми были орлами,

На Землю доставили пламя,

Измазали сажею перья,

Жалею, что в сером теперь я!

Мы были потом облаками,

Нас ветры из блюдца лакали;

Но крылья топтали копыта,

И радость полёта забыта...

Наверно, мы были горами

И в лаве Любви догорали.

Сейчас - две холодные льдины,

Мы с Вами давно не едины...

Наверно, мы были стихами

И между влюблённых порхали;

Но стёрли века наши рифмы

И мёртвый коралловый риф мы...

Наверно, мы были цветами,

В роскошном саду обитали.

Теперь вместо пёстрых растений

Остались печальные тени.

Наверно, мы были снегами

И к людям с вершины сбегали.

Костры наносили нам травмы;

Погибли у мартовских трав мы.

Наверно, мы были лесами,

Под музыку ветра плясали,

Ушли в небеса чёрным дымом,

Ведь тучи не дали воды нам.

Наверно, мы были дровами,

Сгорали Вы мной, а я Вами.

Теперь в одиночестве тлеем

По скучным осенним аллеям.

Наверно, мы были...
создана:
20.03.2009 09.44.04
kotikпишет:
Лиля Брик
Небо хлестало дождём

В окна, как плеть по ланитам.

В муках сонет был рождён,

В страхе Тебе мной прочитан.

Ты хохотала над ним:

"Пёс, подари-ка мне Бьюик!

Чтоб нам остаться одним..."

Сволочи, я всех убью их!..

Выпущу вой, а не вздох,

В больно-знакомые лица.

Ваша квартира - гнездо,

В нём Ты с добычей, Орлица!

Но объективно страшна

И откровенно фальшива!

Слушай, какого рожна

Я в плену чар Твоих вшивых?!

В муках сонет был рождён,

В страхе Тебе мной прочитан.

Небо хлестало дождём

В окна, как сплин по ланитам...
создана:
13.03.2009 12.06.41
kotikпишет:
Дашенька о Пушкине по-Ерофееву

...- Все с Пушкина и началось. К нам прислали комсорга Евтюшкина, он все щипался и читал стихи, а раз как-то ухватил меня за икры и спрашивает: "Мой чудный взгляд тебя томил?" - я говорю: "Ну, допустим, томил...", а он опять за икры: "В душе мой голос раздавался?" Тут он схватил меня в охапку и куда-то поволок. А когда уже выволок - я ходила все дни сама не своя, все твердила: "Пушкин - Евтюшкин - томил - раздавался". "Раздавался - томил - Евтюшкин - Пушкин". А потом опять: "Пушкин - Евтюшкин..."


- Ты ближе к делу, ближе к передним зубам, - оборвал ее черноусый.


- Сейчас, сейчас будут и зубы! Будут вам и зубы!.. Что же дальше?.. Да, с этого дня все шло так хорошо, целых полгода я с ним на сеновале бога гневила, все шло хорошо! А потом этот Пушкин опять все напортил!.. Я ведь как Жанна д'Арк. Та тоже - нет, чтобы коров пасти и жать хлеба - так она села на лошадь и поскакала в Орлеан, на свою попу приключений искать. Вот так и я - как немножко напьюсь, так сразу к нему подступаю: "А кто за тебя детишек будет воспитывать? Пушкин, что ли?" а он огрызается: "Да каких там еще детишек? Ведь детишек-то нет! Причем же тут Пушкин?" а я ему на это: "когда они будут, детишки, поздно будет Пушкина вспоминать!"


И так всякий раз - стоило мне немножко напиться.


- Кто за тебя, - говорю, - детишек?.. Пушкин, что ли?.. - а он - прямо весь бесится: "Уйди, Дарья, - кричит, - уйди! Перестань высекать огонь из души человека!" Я его ненавидела в эти минуты, так ненавидела, что в глазах у меня голова кружилась. А потом - все-таки ничего, опять любила, так любила, что по ночам просыпалась от этого...


И вот как-то однажды я уж совсем перепилась. Подлетаю к нему и ору: "Пушкин, что ли, за тебя детишек воспитывать будет? А? Пушкин?" он, как услышал о Пушкине, весь почернел и затрясся: "пей, напивайся, но Пушкина не трогай! Детишек не трогай! Пей все, пей мою кровь, но господа бога твоего не искушай!" а я в это время на больничном сидела, сотрясение мозгов и заворот кишок, а на юге в то время осень была, и я ему вот что тогда заорала: "Уходи от меня, душегуб, совсем от меня уходи! Обойдусь! Месяцок поблядую и под поезд брошусь! А потом пойду в монастырь и схиму приму! Ты придешь ко мне прощенья просить, а я выйду во всем черном, обаятельная такая, и тебе всю морду поцарапаю, собственным своим кукишем! Уходи!" а потом кричу: "ты хоть душу-то любишь во мне? Душу - любишь?" а он весь трясется и чернеет: "сердцем, - орет, - сердцем - да, сердцем люблю твою душу, но душою - нет, не люблю!"


И как-то дико, по-оперному рассмеялся, схватил меня, проломил мне череп и уехал во Владимир-на-Клязьме. Зачем уехал? К кому уехал? Мое недоумение разделила вся Европа. А бабушка моя, глухонемая, с печи мне говорит: "Вот видишь, как далеко зашла ты, Дашенька, в поисках своего "я"!"


Да! А через месяц он вернулся. А я в это время пьяная была в дым, я как увидела его, упала на стол, засмеялась, засучила ногами: "ага! - закричала. - умотал во Владимир-на-Клязьме! А кто за тебя детишек..." а он - не говоря ни слова - подошел, выбил мне четыре передних зуба и уехал в Ростов-на-Дону, по путевке комсомола... Дело к обмороку, милый. Налей-ка еще чуток...

создана:
04.03.2009 09.59.53
kotikпишет:
Пысающий председатель по-Ерофееву

...- Председатель у нас был... Лоэнгрин его звали, строгий такой... И весь в чирьях... И каждый вечер на моторной лодке катался. Сядет в лодку и по речке плывет... Плывет и чирья из себя выдавливает...


Из глаз рассказчика вытекала влага, и он был взволнован:


- А покатается он на лодке... Придет к себе в правление, ляжет на пол... Тут уже к нему не подступись - молчит и молчит. А если скажешь ему слово поперек - отвернется он в угол и заплачет... Стоит и плачет, пысает на пол, как маленький...


Дедушка вдруг умолк. Губы его искривились, синий нос его вспыхнул и погас. Он плакал! Плакал, как женщина, охватив руками голову, плечи его так и ходили ходуном, ходили, как волны...


- Ну, и все, что ли, Митрич?


Вагон содрогнулся от хохота. Все смеялись, безобразно и радостно. А внучек даже весь задергался, снизу вверх, чтобы слева направо не прыснуть себе в щиколотку. Черноусый сердился:


- Да где же тут Тургенев? Мы же договорились: как у Ивана Тургенева! А тут черт знает что такое! Какой-то весь в чирьях! Да еще вдобавок "пысает"!


- Да ведь он, наверно, кинокартину пересказывал! - брякнул кто-то со стороны. - Кинокартину "Председатель"!


- Какая там, к черту, кинокартина!..


А я сидел и понимал старого Митрича, понимал его слезы: ему просто все и всех было жалко: жалко председателя за то, что ему дали такую позорную кличку, и стенку, которую он обмочил, и лодку, и чирьи - все жалко. Первая любовь или последняя жалость - какая разница? Бог, умирая на кресте, заповедовал нам жалость, а зубоскальство он нам не заповедовал. Жалость и любовь к миру - едины. Любовь ко всякой персти, ко всякому чреву. И ко плоду всякого чрева - жалость...

создана:
03.03.2009 15.29.38
kotikпишет:
Ольга Эрдели от Ерофеева.

...- Один приятель был у меня, я его никогда не забуду. Он и всегда-то был какой-то одержимый, а тут не иначе, как бес в него вошел. Он помешался - знаете на ком? На Ольге Эрдели, прославленной советской арфистке. Может быть, Вера Дулова тоже прославленная арфистка. Но он помешался именно на Ольге Эрдели. И ни разу-то он ее в жизни не видел, а только слышал по радио, как она бренчит на арфе, - а вот поди же ты, помешался...


Помешался и лежит. Не работает, не учится, не курит, не пьет, с постели не встает, девушек не любит и в окошко не высовывается... Подай ему Ольгу Эрдели, и весь тут сказ. Наслажусь, мол, арфисткой Ольгой Эрдели и только тогда - воскресюсь: встану с постели, буду работать и учиться, буду пить и курить, и высунусь в окошко. Мы ему говорим:


- Ну зачем тебе именно Эрдели? Возьми хоть Веру Дулову вместо Эрдели. Вера Дулова играет прекрасно!


А он: "Подавитесь вы своей Верой Дуловой! В гробу я видел вашу Веру Дулову! Я с вашей Верой Дуловой и срать рядом не сяду!"


Ну, видим, малый совсем выкипает. Дня через три мы опять к нему подходим.


- Ну как, все Ольгой Эрдели бредишь? Мы нашли лекарство: хочешь, мы завтра приволокем тебе Веру Дулову?


- Конечно, - отвечает, - если вы хотите, чтобы я ее, вашу Веру Дулову, удавил, струной от арфы, - тогда, пожалуйста, волоките. Я ее удавлю.


Ну что делать? Малый совсем вымирает, надо его спасать. Пошел я к Ольге Эрдели, хотел объяснить ей, в чем дело, да так и не решился. Хотел даже и к Вере Дуловой - да нет, думаю, удавит он ее, как незабудку. И иду я по Москве вечером, и грустно мне: они там на арфах сидят и играют, а от малого остались руины и пепел.


А тут мне встречается бабонька, не то чтоб очень старая, но уже пьяная-пьяная. "Р-р-рупь мне дай, - говорит. - дай мне р-р-рупь!" и тут-то меня осенило. Я дал ей рупь и все ей объяснил: она, эта мандавошечка, оказалась понятливее Эрдели, а для пущей убедительности я заставил ее взять с собой балалайку...


И вот - я поволок ее к моему приятелю. Вошли: он все лежит и тоскует. Я ему сначала кинул балалайку, прямо с порога. А потом - швырнул ему в лицо эту Ольгу, я этой Ольгой в него запустил... "Вот она - Эрдели! Не веришь - спроси!"


И наутро смотрю: открылось окошко, он в него высунулся и потихоньку закурил. Потом - потихоньку заработал, заучился, запил... И стал человек как человек. Вот видите!..